Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:48 

Книга Ткача. 2

raidhe
Смысл дороги в том, что дороги нет. (с)Кирлиан
Перевод Еноха.


Оглавление:
1.Легенды Гару: История Всадника Нитей.
2.Введение: Спутанный клубок.
3.Часть I: Космология.
4.Часть II: WeaverTech.
5.Часть III: Выводок Бабушки Паучихи.
6.Часть IV: Плетение истории.
7.Приложение: Новые Чары.

Введение: Спутанный клубок.
Природа – это часть человечества, и без определённого осознания и переживания этой священной тайны человек перестаёт быть человеком.
- Генри Бестон
Человечество изо всех сил стремилось к Утопии на протяжении веков. Мы мечтаем про общество, где боли и страдания не существует, а искусство и литература процветают. Мы жаждем общества, в котором преступление - это просто неосуществимая мечта, где каждый свободен делать то, что хочет, где мы можем получить то, что хотим, приложив всего лишь достаточно усилий, чтобы ценить полученное, но без ущерба для удобства. Нам нужны правосудие, технологии, мир и здоровье – и каждый день люди делают то, что могут, чтобы хоть на шаг приблизиться к этому идеализированному бытию. Мы надеемся, что будем достаточно просвещены, чтобы ценить это общество и не злоупотреблять полученной нами властью, и мы надеемся, что когда-нибудь уровень наших технологий не будет опережать понимание обывателями этой технологии - мир без невежества, техношока или страха. Если мы сможем уравновесить наши знания умением мудро использовать их, то возможно, что когда-нибудь подобное станет возможным.
Но одна из основных проблем вселенной Оборотней состоит в том, что Равновесие искажено – и Прогресс и Наука обезумели.
В конце концов, всё возвращается к Ткачу. Согласно легендам Меняющих Форму, вселенная сбилась с правильного пути, когда та потеряла рассудок. Это Ткач воздвигнула Преграду, это она сковала Вирма, подтолкнув его к безумию. Она несёт косвенную ответственность за всё разложение, ставшее результатом работы Вирма с тех пор – и она напрямую ответственна за неконтролируемое разрастание Узорной Сети. Она вполне может быть настоящим врагом перевёртышей, более могущественным, чем Вирм. Даже если Гару удастся остановить поступь Вирма, но Ткач не будет исцелена от безумия, они просто обменяют один Апокалипсис на другой.
Маги также принимают её пути; могущественная фракция магов, по сути, способствует осуществлению воли Ткача каждый раз, когда эти маги влияют своей собственной волей на реальность. Нарекающие могут определять Ткача как «стасис» - но они не правы. Ткач позволяет перемены – как правило, ради «продвижения вперёд» - однако она не имеет власти творить что-либо сама. Как ненормальная старая дева, она суетится над детьми, которые ей не принадлежат, предъявляя на них претензии. Она упорядочивает, определяет и ведёт учёт, настаивая на Наречении вещей, которые она не может создать. Она ограничивает возможности, утверждая, что вещи и явления должны становиться такими, какими она хочет их видеть.
Она – союзник для одних и враг для других. Она не злобная и не доброжелательная. Она просто неумолимая. Всё будет так, как она хочет, или не будет вообще.
Разъяснительное слово
Некоторые из вас, те, у кого научный склад ума или те, кто является технолюбом, могут быть раздражены тоном этой книги. Определенно, у вас может возникнуть впечатление, что мы, Белые Волки, - группа лицемерных Луддитов, с пеной у рта доказывающих, как нам было бы хорошо в тёмных пещерах, а потом печатающих проповеди на наших Макинтошах, чтобы вовремя получить наши зарплаты и отправиться домой к нашим CD-плеерам и игровым платформам.
Словом – расслабьтесь.
Да, технологии и наука сотворили чудеса с целым миром, не только с человечеством. Никто особо не скучает по оспе, и именно наука помогает нам понять, почему наша экосистема стоит того, чтобы её сохранить. Но вспомните, что мы говорим о Мире Тьмы. Само собой, мы собираемся сосредоточить внимание на техношоке и вивисекции, на загрязнении и слепом прогрессе. Мы собираемся рассказать историю про общество, получающее социальные и технологические новшества быстрее, нежели общее население может научиться ответственно использовать их. Поскольку так дела обстоят и на самом деле, это даже более явная проблема в Мире Тьмы, где есть могучая духовная сущность, которая отдалась безумию. Мы оставим все эти фантазии про науку, которую используют лишь ответственно, Star Trеk’у. В Оборотнях мир пропитан дерьмом, и это никак не может смотреться лучше.
Эй! Это и так уже вам известно.

Как использовать эту книгу
Книга Ткача – это ваш путеводитель по безумию Бабушки Паучихи. Он даёт возможность понять «склад ума» наиболее могущественной из Триата (хотя вновь напомним, что фраза о том, что Ткач «думает» - это не более, чем метафора, учитывая то, что Целестины действуют на уровне, который недоступен пониманию смертных и перевёртышей). Руководство предлагает вниманию антагонистов для одних хроник, союзников для других, а также напоминание о поддержании относительной свободы от сетей Ткача. В конце концов, если она что-либо заполучает, то не горит желанием отпустить полученное. Взгляните, что произошло с Вирмом…
Легенды Гару: История Всадника Нитей – это история про Железного Всадника, сбившегося с пути и про то, что произошло, когда он подошёл чересчур близко к сердцу паутины Ткача.
Часть I: Космология – тут в подробностях раскрываются возникновение и история Ткача в том виде, в каком они известны Гару, а также суть её руководства человечеством и методы, предпочитаемые её слугами.
Часть II: WeaverTech содержит подборку оборудования, программного обеспечения и органической хрени, которые можно использовать против игроков – или (в отдельных случаях) для того, чтобы игрокам было, чем поиграться.
Часть III: Выводок Бабушки Паучихи - тут речь идёт про служителей Ткача, вершащих её волю сознательно или нет. Некоторые могут быть союзниками персонажей, прочие – к примеру, ДНК – почти наверняка будут противниками.
Часть IV: Плетение истории предназначена для Рассказчика, она содержит советы насчёт того, как должным образом отобразить прикосновение Ткача в играх, точно так же, как и возможные истории и идеи хроник для того, чтобы пустить игроков в путешествие по Узорной Сети.
Вдобавок, в Приложении вы найдёте описание новых чар, используемых некоторыми прислужниками Ткача.

Глоссарий (специализированные термины):
WeaverTech – сверхпродвинутая технология, которая основывается на связывании духов с целью расширить её возможности; по существу - технологические фетиши. Не обязательно должны создаваться перевёртышами.
Дрон (Drone) – человек или сверхъестественный носитель, слившийся с духом Ткача; Ткачёвский эквивалент фомори.
Единая Песнь (Onesong) – способ коммуникации духов Ткача; может быть гипнотически обольстительной для слышащих её.
Наречение (Naming) – согласно перевёртышам, процесс обозначения чего-либо на физическом или духовном уровне. Имена первых вещей были даны Геей, и Ткач издавна завидовала этой силе. Магов часто называют «Нарекающими», за их склонность, с точки зрения перевёртышей, менять Имена вещей ради достижения своих целей.
Три Семени (Three Seeds)– Догма, Наука и Технология; три легендарных дара Ткача человеческому роду, якобы предоставленные людям, чтобы поощрять определение и контроль окружающей действительности.
Устройство (Device) – образец технологии, улучшенной сверх обычных ожиданий; он может быть совершенно обычным по своей сути, но наполненным определённым объёмом силы Ткача, либо созданным при помощи Техномагии.

Единая Песнь: Язык Ткача
Вибрации литании пронизывали разум Ik’vk’lch’а в то время, как K’gk’ai и Tr’k обрушили на неё шквал данных, чтобы она быстрее звука синхронно провела обзор их сенсорной информации и окрестностей. Это могло быть обозначено как речь только в самой малой степени - передача примитивных впечатлений и решений от самых простых нейронов Сети на её чувствительные кластеры, вдобавок, она даже не оформлялась для слухового восприятия. Лишь Mk’lk’rm и вышестоящие были способны на полный диапазон выражения - младшим в этом не было необходимости. Сеть была единой. И ей было известно не больше, чем отдельной нити.
Схожесть с насекомыми, часто приписываемая Ткачу, часто истинна даже более, чем любой из её послушников мог бы ожидать. Такие абстракции, как юнговский spiritus mundi или энтомологический «разум улья» были обнаружены по обе стороны духовного барьера. Эта трансцендентальная речь – похожая на «песнь» для тех существ, что вообще способны её уловить – известна и используется, по крайней мере в рудиментарной форме, всеми детьми Ткача. Все делятся данными. Все делятся решениями. Все – одно.
Рассказчики могут давать соответствующим образом одарённым персонажам (Киберчувства, Чувство Ткача, их эквиваленты) небольшой шанс перехватить фрагменты Единой Песни – сжатые до невозможности цифровые потоки, многослойные глубинные потоки информации, телепатические «помехи» - в любом виде, соответствующем сцене. В любом случае, подобные проблески будут искажёнными и неясными, и стоит дать искателям добрый совет принять несовершенное понимание глубинного принципа её действия. Те, кто приближается к тому, чтобы взломать код Ткача, будут неизменно завоёваны тем, до чего докопались, и станут новоявленными нитями и опорами в её постоянно расширяющейся Сети.

Часть I: Космология
Все, что не возникает благодаря свободному выбору человека или является только результатом выполнения инструкций и указаний, не становится частью его природы; он выполняет это не со свойственной лишь человеку энергичностью, а всего лишь с механической точностью.
Вильгельм фон Гумбольдт
Вступление
Хотя Ткач заняла место наиболее могущественного члена Триата, мнения Гару насчёт неё разделились. Её функция, как и у всех духов Триата, само собой, необходима. Без неё физические существа и явления не будут иметь чёткой формы или функций. Не будет законов природы, обеспечивающих упорядоченное развитие мира. Без Ткача всё будет хаосом, неоформленной, изменяющейся материей и необработанной энергией в мире, где причина не вызывает следствия и ни одно мыслящее существо не сможет выжить – разве что оно тут же сойдёт с ума.
С другой стороны, очевидно, что она зашла чересчур далеко. Её безумие побуждает её к попыткам сковать всё, как в Умбре, так и на физическом плане, обратить в статичную неизменность и безотрадное единообразие. Многие Гару согласны с тем, что она вполне безумна, но не осознают, насколько, как и не знают того, что это является её величайшей слабостью. Она – могущественное и коварное создание, её влияние не всегда очевидно, и оборотни часто упускают из виду её деяния из-за их поисков всего, что осквернено Вирмом. В сущности, часто сложно провести черту между Ткачом и Вирмом, так что Гару часто принимают работу Ткача за дело рук Вирма и действуют соответствующим образом. Порой же влияние Вирма действительно является более мощным и очевидным, и роль Ткача в ситуации игнорируется как случайная и не относящаяся к делу. В большинстве случаев ничто не может быть более далёким от истины.
Во многих отношениях Ткач по-прежнему служит союзником для многих Гару, и, безусловно, для человечества. Однако во всеобщей системе вещей её безумное прядение весьма далеко от того, в чём нуждается вселенная. Если она когда-нибудь сможет отбросить собственное безумие и сдержать себя, возможно восстановление равновесия. Если нет, тогда конечным результатом будет вселенная безупречного и совершенного порядка, в которой не будет места жизни.

История Ткача
Со стола Саймона.
Антонин!
Спасибо тебе за то, что одолжил свои записи. Я с радостью заявляю, что мы наконец-то закончили. Хотя я бы никогда не справился с этим без первобытного понимания естественного порядка Поющим-с-Духами (положительное доказательство важности инстинкта), некоторое время заняло согласование его объяснений с научной и исторической интерпретацией того, что ты обнаружил.
Ещё раз спасибо. Этот материал далеко не лёгок для понимания, но я надеюсь, что он пройдёт долгий путь к тому, чтобы стать историей, которую молодые щенки-хомиды будут в состоянии усвоить.
Саймон.
Поздравления от ARType Printing.

Сначала, само собой, была Гея.
Затем из изначальной черноты возник Триат. Эти трое могущественных духов, Вильд, Ткач и Вирм, трудились в гармонии на протяжении эпох, их цели сопоставлялись, их пути были незыблемы. Неограниченный Вильд создавал сырую материю и энергию вселенной и закладывал в них зерно потенциала к изменению, к развитию, к эволюции. Неумолимый Вирм наблюдал за обстоятельствами, следил за избытком, убеждаясь в том, что все вещи подходят к концу в надлежащее время, благодаря чему материя может быть разрушена и возвращена в оборот, обеспечивая вселенную энтропией и направлением времени. У деятельного Ткача было величайшее задание из всех – брать созданные Вильдом неотделанные материю и потенциал и придавать им формы; также её долгом было обеспечение того, чтобы вещи вели себя согласно определённым правилам, чтобы был возможен порядок в космосе в целом.
Сначала работа Ткача была не особо сложной. Энергия становилась материей и наоборот, гравитация, установленная в определённых значениях, гарантировала уплотнение газовых облаков в скопления галактик, что, в свою очередь, порождали внутри себя звёзды и планеты. С величественной неспешностью структура и порядок явились во вселенную из бурлящей пены, и Ткач была довольна этим. Вильд обеспечивал то, что вселенная не останется статичной, а Вирм гарантировал то, что использованное звёздами топливо в конечном итоге закончится, вызывая взрывы звёзд и освобождение элементов, выкованных в их недрах, в пространство, или, при возможности, сжатие во всепоглощающую чёрную дыру. Ткачу не нравились эти «изъяны», но Вирм настаивал на том, что это были ценные и эффективные инструменты для очистки от космических обломков и мёртвого груза. Кроме того, отмечал он, её собственные законы требовали, чтобы звёзды свыше определенной плотности сжимались в сингулярности. Ткач неохотно дала согласие на их существование, но только до тех пор, пока она не будет видеть эти проклятые штуковины. Поэтому сингулярности были спрятаны за горизонтами событий.
Падение
Ткач продолжала плетение, сложности инкрустировались сложностями, построенными на ещё больших сложностях. Чем более сложной становилась вселенная, тем более расширялось сознание Ткача. Возник новый уровень сложности – из Геи явилась жизнь. Она была простой вначале, но искра приспосабливаемости, обеспечиваемая Вильдом, позволила ей изменяться, развиваться, расти, стать даже более сложной – и управляемой, конечно же, законами Ткача. Вирм, со своей стороны, обеспечивал регулирование этой жизни энтропией, старением, смертью и распадом. Появились сонмы духов, они становились сильнее и порождали меньших духов. В те дни граница между духом и плотью, между Умброй и материальным миром была практически незримой. Вильд поощрял разнообразие форм проявляться, а Вирм время от времени мчался сквозь мир плоти, чтобы избавиться от старого и начать всё заново.
Ткач остановилась и осмотрелась. Чем сильнее она присматривалась, тем меньше смысла видела в своей работе. «Какой смысл, - спросила она, - в созидании структуры и форм, если Вильд меняет их, а Вирм постоянно уничтожает?» Её вопрос отозвался эхом в пустоте, незамеченный и безответный.
Она закричала от тоски, и её разум надломился. Таким образом Теллуриан был ранен.
Разделение
В приступе ярости Великая Паучиха соткала барьер, расколовший физический мир и мир духа. Преграда жестоко отделила дух от плоти, сокрушив незамутнённое состояние их свободного сосуществования. Крики страдания и утраты донеслись из дальних уголков Теллуриана, но Ткачу было всё равно. Порядок должен был быть установлен.
Затем она обратила своё внимание на Вильда. Он был чересчур изменчивым, чересчур неконтролируемым. Она считала бесконечные перемены, вызываемые им, непонятными, и решила, что если она сможет всего лишь связать его, мир обретёт больше смысла. Но Вильд был чересчур текучим, и не важно, насколько старательно Ткач пыталась, не важно, насколько сильными или тугими были её путы и силки, его всё равно не получалось схватить и удержать надолго. Как ртуть через решето, Вильд всегда изливался на свободу из её сетей. Разъярившись, Ткач переключила внимание на Вирма.
Вирм всегда был источником раздражения для неё. Вокруг были её прекрасные творения, восхитительные в их сложных и выверенных математических формах, движущиеся по орбитам, живущие и развивающиеся подобно часовому механизму так, как она предопределила. Как посмел Вирм распоряжаться их распадом и уничтожением! Вирм не был настолько увёртливым, как Вильд, и оказался более лёгкой добычей для ловли в её сети. Как только ни о чём не догадывающийся древний змий был наглухо связан Узорной Сетью, его сознание взорвалось и разбилось на бесчисленные осколки. Пока он безумно старался освободить голову от сетей, их нити рассекли его сознание, явив Гидру. Его безумные, неистовые мысли излучались в Теллуриан и оформились в виде Бэйнов, Змеев Желания, Маэлджин Инкарна и многого другого. По-прежнему скованный, по-прежнему обезумевший от боли и ненависти, он стремится отомстить своему пленителю до сих пор.
Ткач, тем не менее, был довольна своим уловом, не зная, впрочем, да и не волнуясь насчёт того, какой эффект пленение возымело на Вирма. Теперь, когда сила энтропии была сдержана, она могла наслаждаться плодами её бесконечных трудов, не ожидая того, как они обратятся в ничто, уничтоженные в Вирмовой пасти, чтобы быть переработанными в неогранённый потенциал невыносимым Вильдом. Вильд, конечно, всё ещё был свободен и был причиной бессчётного количества проблем, но Ткач посчитала, что он со временем будет достаточно ослаблен благодаря её сковывающему прядению для того, чтобы с лёгкостью быть пойманным. Она также начала понимать, что многие духи Вильда не могли выживать в областях, где она работала усерднее всего, поэтому она начала своё нападение на саму Умбру.
Теперь духовные двойники всех вещей – от рек и камней до гор и облаков (и тому подобного) – которые все были трепещущими, чувствующими существами, начали истощаться, теряя свои силы. Это процесс занял много времени, и он по-прежнему продолжается – но в результате этого сегодня они выглядят, как бездумные эфемеры. Многие Теурги верят, что это лишь первый шаг на пути к окончательному окостенению этих объектов, к полному оплетению их сетями, спряденными Узорными Пауками. Также возможно, что эти сущности в конечном итоге полностью исчезнут, осушённые от Гнозиса, поддерживающего их. В самом деле, там, где сети Ткача наиболее бросаются в глаза в Пенумбре, цвета приглушены и меньше вероятность того, что появятся мыслящие образы неодушевлённых объектов. Преимущественное большинство зданий и других созданных людьми вещей являются ничем большим, нежели бесчувственными эфемерами; лишь те строения и другие объекты, которые преднамеренно были пробуждены, представлены настоящими духами.
Но переделки Умбры было недостаточно, и дело продвигалась чересчур медленно. Было недостаточно Узорных Пауков, чтобы исполнять работу. Ткач вновь взглянула на Гею и заметила там новое существо.

@темы: Garou, Glass Walkers, Weaver

   

Another WOD is possible

главная